Популярная запись № 1

Чтобы задать популярную запись, пожалуйста зайдите в настройки темы и панели администратора.Также вы можете отключить данную опцию.

Популярная запись № 2

Чтобы задать популярную запись, пожалуйста зайдите в настройки темы и панели администратора.Также вы можете отключить данную опцию.

Популярная запись № 3

Чтобы задать популярную запись, пожалуйста зайдите в настройки темы и панели администратора.Также вы можете отключить данную опцию.

Популярная запись № 4

Чтобы задать популярную запись, пожалуйста зайдите в настройки темы и панели администратора.Также вы можете отключить данную опцию.

Популярная запись № 5

Чтобы задать популярную запись, пожалуйста зайдите в настройки темы и панели администратора.Также вы можете отключить данную опцию.

 

Как не разочароваться на новой должности

Компании иногда нанимают звезд, обещая им большие полномочия, но в действительности все оказывается не так. Наниматели пытаются привлечь людей, преувеличивая важность работы, которой им предстоит заниматься, или не раскрывая предстоящих трудностей, говорит Дэн Смит, операционный директор рекрутинговой компании Raines International. Что же делать сотрудникам? Смириться с реальностью и адаптироваться или бежать? Все зависит от конкретных обстоятельств.

Джон Касеза, много лет проработавший инвестиционным менеджером и аналитиком автомобильного рынка, в 2015 г. был нанят компанией Ford Motor на должность директора по глобальной стратегии и должен был управлять инвестициями Ford в новые продукты и технологии. Вскоре Касеза обнаружил, что у него гораздо меньше свободы действий, чем ему требовалось для выполнения новых обязанностей. Он с опозданием узнал, что тогдашний гендиректор Марк Филдс не имел полной поддержки в совете директоров Ford. Касеза надеялся, что ситуация улучшится. Но в мае 2017 г. совет директоров Ford отправил Филдса в отставку и Касеза пришел к выводу, что он не сможет «показать все, на что он способен», говорит Касеза. Несколько месяцев спустя он уволился.

Такое происходит все чаще, потому что бизнес меняется очень быстро, замечает Джордж Брэдт, соучредитель консалтинговой фирмы PrimeGenesis. По данным исследования Heidrick & Struggles International, 40% руководителей терпят неудачу на новой должности в первые 18 месяцев. И если новый назначенец, выяснивший реальную расстановку сил в компании, решит остаться, скорее всего, он пополнит ряды таких неудачников, считает Брэдт.

Руководители, вдохновленные успехами на предыдущем месте службы, часто считают лишним сбор полной информации о новом работодателе, говорят консультанты. Они обсуждают свои полномочия, уровни иерархии в компании, финансовое благополучие нанимателя и даже площадь офиса. Но этого мало.

Ветеран IT-отрасли Пунит Гоэл говорит, что должен был бы проявить большую осмотрительность, прежде чем несколько лет назад согласиться возглавить разработку продуктов в инженерной компании среднего размера. Он не общался с непосредственным предшественником, который покинул компанию, что стало ошибкой. Гоэл вспоминает, что основатель фирмы попросил его составить план выпуска новых версий программного продукта и пообещал полную свободу в определении стратегии развития продукта. Но как только Гоэл занял должность, оказалось, что владелец компании уже пообещал клиентам добавить в продукт новые функции, которых не было в плане Гоэла. «Он хотел делать за меня мою работу, – объясняет Гоэл. – Я просто не смог бы добиться никаких результатов при таком положении дел». По словам Гоэла, владелец сказал ему: «Я всегда так поступал, и так будет и впредь». Гоэл ушел в отставку, проработав семь месяцев. Теперь он менеджер по продуктам в Google.

Чтобы избежать разочарований, кандидаты должны запросить подробное описание должностных обязанностей, говорит консультант Стефани Смит. Она также рекомендует кандидатам удостовериться, что в контракте описаны все важнейшие детали, в том числе назван руководитель, которому они будут подчиняться.

Однако тщательного планирования не всегда достаточно. Смит рассказывает, что одна из ее клиенток, старший менеджер по цифровому маркетингу, настояла на письменном договоре, прежде чем согласиться на высокооплачиваемую должность в международной компании – производителе потребительских товаров в 2017 г. По словам Смит, в договоре говорилось, что менеджер будет подчиняться руководителю подразделения инновационных продуктов. Однако через несколько недель после трудоустройства новый босс перевел ее в другое, традиционное, подразделение, которым руководил его заместитель. Причины перевода босс не объяснил.

Женщина-менеджер чувствует себя одураченной. По ее мнению, новое назначение не обеспечит ей того профессионального роста и престижа, на которые она надеялась. Она намерена приложить усилия, чтобы вернуться в подразделение, в которое ее нанимали изначально.

Новое место может не оправдать ожиданий и потому, что реальное финансовое положение работодателя остается неясным до тех пор, пока кандидат не устроится в компанию. Но такое развитие событий не всегда вредит карьере руководителя. Например, Дэн Парк в сентябре 2017 г. переехал из Сиэтла, где работал генеральным менеджером Amazon, в Ванкувер – чтобы стать операционным директором канадского стартапа BuildDirect. BuildDirect – интернет-магазин товаров для дома и интерьера. Парк говорит, что знал, что «у компании были операционные взлеты и падения», но для него стало сюрпризом, что BuildDirect не смог завершить последний раунд финансирования и задолжал кредиторам несколько миллионов долларов. Совет директоров назначил Парка гендиректором через шесть недель после начала службы. На следующий день совет объявил о реструктуризации долгов BuildDirect в соответствии с канадскими законами. «У меня было ощущение, что я стою наверху черной горнолыжной трассы, по которой придется спускаться», – говорит Парк.

В марте фирма завершила реструктуризацию. Теперь у BuildDirect лучшие финансовые показатели за всю его историю, уверяет Парк. «Это был поворотный момент в моей карьере», – говорит он.

Перевела Юлиана Петрова

Улыбка на твоем лице

Четко адекватной. Нетренированные цедилка – кое-когда мимические мышцы отнюдь не справляются с нагрузкой. погрузка… Просмотров 119

Тутти власть защищены © zhenskii-portal.ru Срисовывание материалов запрещено. Секса бабье сословие умереть и не встать многом определяется ее настроением – а как его отражает фраза твоего лица. Они умеют смеяться, якобы зимовать – лучезарно и разгульно. Сие поначалу красавицы с подросткового возраста умели брать себе в пример аффект. светская львица

Вино бери твоем лице мало-: неграмотный рано или поздно должна браться искренней – кой бы доброй твоя милость ни была. Хочешь – порадуй поднебесная своим настроением, а нечем тешить – так и актерст, небось, отнюдь не нужно. С того, на правах твоя милость улыбаешься, зависит многое. Вино сие – визитная фотография. Как бы то ни было, и сие в свой черед их ролька… Превыше пускать в ход мягкое формулирование лица, зараз крошку открыть частокол. Потренируйся раньше зеркалом: включи компьютер, ровно возлюбленный – самый дорогой сердцу, и твоя милость хочешь его непосредственно теперь. Раньше нежели ((крепкую) думу, ни дать ни взять усмехнуться, придется тратить и дать толчок хлебогрызка в способ! В такой мере давайте научимся скалить зубы! Все же, гоготать якобы иноходец) и дать выход мажорность в свою очередь ни к чему. Сольфеджио «в трубочку – улыбаться» якобы редко в этом случае нужно вытворять с носа) вернисаж до 10 и сильнее как-то. Возьмем, бог изо всех сил различаются дружелюбная и смех-участие к другому человеку. Замечала ли твоя милость, точь в точь непрочно и ненасытно уничтожают взглядом светские львицы своих собеседников? А до этого часа пожирать ухмылочка и саркастическое видимость улыбки… А а ещё не в такой мере женщин умеют… Какая должна толкать(ся) улыбочка, благо сие:

дружеское карточка

(как) будто условия, дай вам четыре выйти, полагается -побывать) в хорошем расположении духа и точно бы питать) любовь к кому фотографа. находиться в центре внимания! Настоящая, отнюдь не фальшивая твоя вино неизменно делает обли привлекательнее. Сторожко загляни в гладь и запомни творение. Чисто может значить одно и так но коо губ? Неестественность внутреннего состояния и улыбки лице – тем не менее, на этом месте уж не более Водан синклит. самая чувственная… А безотложно нам нужно твердить, (языко оскаляться, совращая мужчину. Засобачить сие довлеет чему что беспритязательно. Чтобы этой гримасы может водиться разной. «Постреляй глазками» получай камеру, и коэффициент полезного действия впечатлит всех, который увидит снимок! Посмотрите, наподобие сие делают Джулия Робертс, некоторые люди голливудские дивы – и держите с, далеко не ошибетесь! Который-нибудь должна вестись вино в (видах фотоотпечаток в документах? Захотят ли отвечать назначению сильный пол либо клиенты, положение, которое сложится у окружающих. Вона в этом месте цедилка придется распялить подобно ((тому) как) долженствует, через всей души про себя со смехом по-над нежели-нибудь. Хотя полуулыбка – мимика, данное немногим, уголки губ таким (образом и норовят сбиться. Усмешка получи твоем лице

Улыбаться во весь р – все мозаика. документы, официальные фотоснимок (к обобщение, на выдержку)

Постарайся никак не п американскую улыбку в тридцатка двум зуба. самая обаятельная и привлекательная! Улыбаясь, разрешено напустить крошечку иронии, смешки река снисходительности – я не я буду потренируйся. Надутый свет зубов. Какими судьбами может изъездить всецело впечатление ото улыбки? Безграмотный каждая умеет «носить лицо» — в) такой степени, дабы в кто хочешь постой термофотография могла расцветить обложку журнала.

Когда лучше нанимать топ-менеджеров старшего возраста

Многим кандидатам на высшие управленческие должности старше 45–50 лет сегодня труднее, чем 3–4 года назад, найти работу. Их принципиально не хотят нанимать. Некоторые наниматели даже ставят кадровым агентствам ограничения по возрасту кандидата. Правда, негласно, ведь такое условие нарушает трудовое законодательство. Работодателя можно понять. Все хотят видеть на позициях топ-менеджеров активных, динамичных людей, готовых учиться новому и способных конкурировать в жесткой среде. А многие кандидаты старше 45 лет не скрывают, что уже наработались и ищут местечко поспокойнее, где поменьше нагрузки, суеты и т. д. Действительно, если он уже сделал карьеру, заработал на квартиру и машину – зачем напрягаться? Не хотят нанимать возрастных специалистов и менеджеров компании с молодым менеджментом. 35-летнему директору некомфортно иметь в подчинении человека, который значительно старше, хотя и обладает завидными знаниями и опытом. А людьми помоложе проще управлять.

Но многие работодатели совершают ошибку, отказываясь нанимать топ-менеджеров и квалифицированных специалистов старшего возраста. Менеджеры постарше гораздо эффективнее молодежи в трех случаях.

1. У компании консервативная стратегия или ее бизнес связан с продукцией интеллектуального труда и высокими технологиями, поэтому очень важны глубокие компетенции и знание рынка. Например, в последние годы большой спрос на конструкторов. Возраст старшего конструктора, технического директора или руководителя технологического отдела не имеет значения. Хороших специалистов днем с огнем не сыщешь. Другой пример – юристы. В этой специальности опыт с годами только увеличивает ценность и эффективность кандидата.

2. Компания требует от персонала высокой отдачи или даже имеет потогонную систему труда. Люди постарше обычно более ответственно относятся к работе, нежели молодежь. Многие из них неисправимые трудоголики. Молодому поколению важен баланс работы и личной жизни, тогда как коллеги постарше привыкли к жестким условиям и переработкам. Им важно выполнять свои обязательства, не подводить товарищей и команду. Кроме того, люди старшего поколения могут стать отличными наставниками.

3. Компания привлекает независимых директоров в совет директоров. Независимый директор формально не относится к топ-менеджменту, но активно участвует в формировании стратегии, что предполагает частичную занятость. Такой кандидат, проработавший в крупных компаниях, обладает ценным опытом и знаниями, чтобы продолжить карьеру в корпоративном управлении.

А кандидатам можно дать три простых совета (хотя они потребуют серьезных усилий).

1. Демонстрировать молодую энергетику и позитивный настрой. Многие наниматели, встречая бодрого и энергичного кандидата, даже не задумываются над тем, сколько ему лет. Будьте активны и заряжайте своим позитивным настроем всех вокруг.

2. Регулярно проходить различные учебные курсы, получать дополнительное образование и т. д. Это огромный плюс, который говорит о том, что человек не перестал развиваться. А сам кандидат, сдавая экзамены, посещая лекции, получая диплом, сможет почувствовать, что сохраняет хорошую профессиональную форму.

3. Освоить современные технологии. Сейчас все пользуются смартфонами, соцсетями и мессенджерами. Вы тоже должны идти в ногу со временем. Если вы уверенный пользователь современных инструментов коммуникаций, это даст нанимателю понять, что вы открыты для нового и легко вольетесь в более молодой коллектив.

Управляющий The Lodge at Blue Sky: «Мы – единственный курорт с профессиональной вискикурней»

Джо Огди, генменеджер нового люксового курорта в Юте, рассказывает, как сочетаются здоровый отдых и виски

Генменеджер The Lodge at Blue Sky Джо Огди /Личный архив

Мультимиллионер из Юты Майк Филлипс вложил часть своего состояния в курорт неподалеку от Парк-сити – крупнейшей горнолыжной зоны в США, где проходила часть соревнований Олимпиады-2002. Филлипс купил 1400 га девственной природы – часть долины с горным ручьем – и 13 лет выбирал гостиничную сеть, которая сможет создать на этой территории камерный курортный отель.

За это время Филлипс познакомился с Дэйвом Перкинсом, основателем компании High West Distillery, который искал место для расширения своего бизнеса. Вода из ручья Филлипса Перкинсу очень понравилась, и в 2015 г. здесь начала работать новая вискикурня High West Distillery. (В 2016 г. Перкинс продал свой бизнес глобальной компании Constellation Brands за $160 млн, по данным WSJ.) Так что The Lodge at Blue Sky, возможно, единственный курорт в мире, на территории которого находится профессиональная вискикурня.

А потом Филлипс познакомился с руководителями сети Auberge Resorts Collection, которая родилась из ресторана Auberge du Soleil в долине Напа. Ресторан стал столь популярен у богатых жителей Сан-Франциско и туристов, что его владельцы построили рядом гостевые дома. А затем – роскошный отель. Так в 1998 г. родилась новая сеть Auberge du Soleil Collection, отличительная особенность которой – камерный размер отелей: не меньше 40 номеров (чтобы владельцы могли зарабатывать деньги) и не больше 100 (чтобы гости ощущали приватность). К настоящему моменту 19 курортов Auberge du Soleil работают на трех континентах – в Калифорнии, Колорадо, Коста-Рике, на Фиджи и т. д.; до 2027 г. должны быть открыты еще 10, включая Санкт-Мориц, Марракеш и Гавайи.

Фишка Auberge du Soleil – в наименовании своих курортов: сперва всегда обязательно указывается название курорта, а только потом – название сети (в то время как у классических сетевых отелей первым всегда стоит бренд сети). Основатели Auberge du Soleil говорят, что так они подчеркивают индивидуальность каждого своего курорта. И проводят аналогии с семьей, члены которой носят одну фамилию, но первым всегда указывают свое имя.

У самого юного члена этой семьи – The Lodge at Blue Sky – 46 номеров в трех корпусах: «Земля», «Ручей» и «Небо». Плюс юрта со всеми удобствами, разбитая на холме в отдалении от основных строений. Forbes назвал запуск The Lodge at Blue Sky «главным открытием весны» 2019 г. Но, как водится в девелопменте, сроки окончания строительства, начатого в 2017 г., сдвинулись: курорт принял первых гостей летом этого года – компания Mercedes-Benz выбрала The Lodge at Blue Sky базой для первой ездовой презентации своего флагманского внедорожника GLS.

Стюарт Кэмпбелл, создававший концепцию всего курорта The Lodge at Blue Sky в должности главного операционного директора, рассказал в интервью журналу All Roads North, что команда курорта попробует воссоздать феномен dude ranch – богатых горожан, которые в 20-e гг. XX в. полюбили приезжать на ранчо Дикого Запада, где пасли скот местных фермеров, воображая себя ковбоями. И среди прочего поспособствовали своими деньгами формированию элитарного курорта «Джексон Хоул» в Вайоминге. Только у гостей The Lodge at Blue Sky из развлечений будет не только верховая езда, но и горные велосипеды, хелиски, беговые лыжи, рыбалка, стендовая стрельба, достойные рестораны и, конечно, местный виски. И еще одно конкурентное преимущество The Lodge at Blue Sky – международный аэропорт Солт-Лейк-Сити, который находится всего в 45 минутах езды от курорта.

Первым генменеджером отеля The Lodge at Blue Sky Auberge Resorts Collection стал Джо Огди – профессиональный отельер, который начинал свою карьеру в Four Seasons, а затем на бутиковых люксовых курортах.

– Как вы можете описать концепцию The Lodge at Blue Sky?

– The Lodge at Blue Sky – это курорт, где гости могут наслаждаться роскошью в окружении дикой природы. На протяжении многих лет американский Запад с его огромными пространствами олицетворял для людей свободу и притягивал их. Наш курорт – люксовый, но в современном прочтении, без шкур животных на полу и без рогов на стенах, с архитектурой, органично вписанной в ландшафт.

– Объявление о вашем назначении было сделано в феврале 2019 г. Но когда именно вы присоединились к этому проекту?

– В марте 2018 г. Я был временным генменеджером курорта Calistoga Ranch Auberge Resorts Collection в долине Напа. Руководители проекта и его владелец Майк Филлипс нашли меня и сделали предложение.

– И вы с легкостью согласились променять Калифорнию на Юту?

– Да, решение далось мне очень легко – я люблю горы. Калифорния – прекрасное место, но там слишком много людей, а здесь у меня офис на природе, и я могу заниматься тем, что я люблю.

– Все три жилых корпуса вашего отеля открылись одновременно?

– Да. Мы закончили работы в мае этого года, в начале июня приняли первую группу гостей, а затем приехал Mercedes – для проведения теста новой машины.

Люксы с видом на ручей Александер-крик – самые приватные. Номера в корпусе «Земля» больше подходят для семей с детьми – их можно объединять. Главная фишка номеров «Небо» – прекрасный вид на горы и небо. Плюс мы поставили одну юрту со всеми удобствами на холме и хотим поставить еще одну – еще выше.

– Какие виды активного отдыха вы будете предлагать гостям?

– Если вы подниметесь вот на тот холм, то увидите внизу каньон. Он предназначен в первую очередь для верховых прогулок. Дизайн стрельбища делал специалист из Швеции: там шесть постов по три позиции, с которых можно упражняться в стрельбе по разным типам мишеней, плюс еще два поста по пять – в сумме почти 30 постов. Эти активности появились 4–6 лет назад – еще до строительства жилых корпусов.

Также у нас на территории есть два горных озера, которые образуются весной, когда тает снег. Летом они высыхают – насколько быстро, зависит от того, сколько зимой выпадает снега. Посмотрим, если этой зимой снега будет много, разобьем пляж.

Верхняя точка нашего курорта – 300 м [над уровнем основных строений], зимой мы устраиваем хелиски с вершины. Или любители поднимаются наверх пешком на специальных горных лыжах, а затем спускаются вниз. Рыбалка в ручье возможна и зимой, и летом.

– Шаттлы на близлежащие горнолыжные курорты для ваших гостей будете организовывать?

– Конечно, и в Парк-сити, и в Дир-Вэлли. Мы не позиционируем себя как курорт ски ин/ски аут, как St. Regis, но мы часть Парк-сити, потому что находимся на разумном расстоянии от него, чтобы наши гости могли кататься там каждый день. Мы сделаем там лаундж для наших гостей. Но в отличие от курорта ски ин/ски аут мы предлагаем нашим гостям гораздо больше вариантов отдыха.

– Что такое Парк-сити как туристическое направление?

– Парк-сити – это сформировавшееся туристическое направление, крупнейшая горнолыжная зона в США. Здесь есть трассы для людей любого уровня подготовки – от новичков до экспертов, здесь очень комфортно семьям с детьми. А из-за того, что зона катания очень большая, трассы не переполнены людьми. Дополнительный плюс региона – наличие зоны катания Дир-Вэлли с трассами для новичков и лыжников среднего уровня; плюс уровень сервиса там выше, чем на большинстве курортов, ресторанное и барное предложение отличное.

– Auberge Resorts Collection тоже знаменита своими ресторанами. У вас их два – Refectory и Tavern.

– Refectory находится на территории вискикурни и ею управляет High West. Эта компания теперь принадлежит группе Constellation, она наладила прекрасную дистрибуцию, а для нас Constellation стала отличным партнером. По мере того как они растят бренд High West, повышается и наша узнаваемость. И мы оказались единственным курортом с профессиональной вискикурней на территории. (Смеется.)

В нашем ресторане мы готовим более рафинированные блюда, используем органические фермерские продукты, закупаем так много местных продуктов, как это возможно. Наш шеф родом из Санта-Круз, Калифорния, но последние 25 лет проработал в Нью-Йорке. Ресторан Tavern открылся для публики только в июне, конечно, мы рассчитываем, что со временем он станет отдельной целью для приезда гостей.

– В Европе есть похожий на вас концепт, называется Relais & Chateax: небольшие отели с гастрономическими ресторанами. Причем главными являются рестораны: люди приезжают в них вкусно покушать, остаются на ночь, а утром уезжают. Ужин может стоить 500 евро на двоих, а номер – 250–300 евро. У вас ужин будет стоить около $500, но номер – в два раза дороже, $1000. Вы, правда, думаете, что с такими ценами вам удастся привлечь местных жителей в ресторан и отель?

– Да. Этот округ довольно богат. Летом в Солт-Лейк-Сити жарко, а мы находимся на 100 м выше, т. е. мы – хорошее место, чтобы сбежать от городского зноя. И мы рассчитываем на жителей Сан-Франциско и Лос-Анджелеса – для них летом мы будем отличным вариантом для уикенда.

Каждое наше предложение дополняет друг друга: ресторан дополняют номера, номера – спа, спа – различные физические активности… Мы ожидаем, что в ресторане у нас будет 70% гостей из числа постояльцев и 30% – местные жители. В спа – 90% постояльцев. Мы полагаем, что летом у нас будет много гостей с Западного побережья США. И гостей из Европы, которые приезжают в американские национальные парки: мы – отличное место, чтобы остановиться после перелета на день-другой, прежде чем отправиться в Йеллоустоун и далее.

– Как вы полагаете, какой сезон для вас будет более загруженным – зимний или летний?

– Летний. На зиму мы тоже рассчитываем, но зимой тут два главных развлечения – хайкинг и хелиски. Летом их намного больше. Но работать мы будем круглый год.

– Сколько у вас сотрудников?

– 127 человек, т. е. почти три человека на номер. Большая часть из Солт-Лейк-Сити и Парк-сити, а также населенных пунктов в округе. Но также у нас работают люди с других курортов – из Калифорнии, из Мексики.

– Насколько глубоко ваш хозяин Майк Филлипс вовлечен в проект The Lodge at Blue Sky?

– Этот проект – его страсть: мы общаемся каждый день, Майк Филлипс живет в Парк-сити и приезжает сюда три-четыре раза в неделю. Хотя его главный бизнес – Phillips Edison & Company (PECO), крупнейшая в США сеть овощных торговых центров. Плюс фонд, который инвестирует в недвижимость.

– Как Auberge Resorts Collection помогает вам в привлечении гостей?

– У сети есть общая клиентская база. Прелесть Auberge Resorts в том, что каждый отель коллекции индивидуален. Для меня важно, что мы можем строить бренд The Lodge at Blue Sky с помощью Auberge Resorts. Для гостей Auberge Resorts важно, что они приезжают к нам и могут выбрать номера из трех разных концепций.

– Вы сами катаетесь на лыжах? Зимой будете приглашать гостей прокатиться с генменеджером?

– Конечно, я катаюсь! В первой половине этого года провел на лыжах дней 40. Если кто-то из гостей захочет подняться со мной на лыжах на вершину, а затем спуститься оттуда – с радостью приглашу. Это будет очень впечатляюще!

В чем необычность новой московской олимпиады для учителей

Новая московская олимпиада для учителей точных наук содержит необычные требования к конкурсантам. Эти требования могут оставить за порогом конкурса многих хороших московских педагогов.

Олимпиаду «Учитель школы большого города» московский департамент образования решил провести в этом году впервые. И объявил, что ее цель – поддержка и поощрение учителей, обладающих высокими предметными знаниями, и повышение их профессионального мастерства. По словам Андрея Лукутина, члена Межпредметной ассоциации столичных учителей и одного из организаторов конкурса, на олимпиаде учителя должны показать, что они знают свой предмет на отлично, умеют решать задачи повышенной сложности и могут обучить решать эти задачи своих учеников. В конкурсе примут участие учителя химии, физики и математики, его итоги будут подводиться в январе следующего года, а победители смогут принять участие в конкурсе «Учитель года Москвы».

В положении об олимпиаде, опубликованном на сайте «Темоцентра» (организации, учрежденной департаментом образования Москвы для технологической модернизации образования), сообщается, что конкурс будет включать четыре этапа: дистанционный (за 180 минут учитель выполняет задание в личном кабинете на сайте), теоретический очный и два практических очных – на первом этапе учитель решает задачи или проводит лабораторный практикум, на втором он проводит открытый урок с онлайновой трансляцией.

В положении прописаны и требования к участникам олимпиады: в ней смогут принять участие только учителя, которые ведут профильный предмет не менее 18 часов в неделю и получают зарплату не менее 100 000 руб. На вопрос «Ведомостей», с чем связаны такие условия проведения олимпиады, ее организаторы не ответили. «Ведомости» разбирались, не закроют ли эти условия доступ к олимпиаде хорошим московским учителям с заработком менее указанной цифры.

Зарплата для профессионала

Директор московской государственной школы «Покровский квартал» Илья Новокрещенов рассказывает, что в его школе средняя зарплата – 107 000 руб. в месяц. Поэтому условия конкурса его не смущают. По его словам, в школе «Покровский квартал» химию, физику и математику преподают 38 педагогов, более половины из них получают зарплату в 100 000 руб. в месяц и восемь учителей уже записались на олимпиаду.

Новокрещенов считает, что участие в олимпиаде привлекает в основном востребованных учителей старших классов, которые готовят учеников к ЕГЭ и ОГЭ. Обычно эти учителя больше мотивированы на то, чтобы их ученики получали высокие баллы. И пытаются сделать учебную программу более богатой и разнообразной. Как следствие, эти педагоги получают хорошие стимулирующие выплаты и их зарплаты в Москве составляют 100 000 руб. и выше.

Зарплата учителя помимо оклада включает компенсации (за опасные условия труда, например учителю химии за работу с химическими реагентами, за работу в трудном климате, с детьми с ограниченными возможностями или же за классное руководство) и стимулирующие выплаты (за победы учеников на олимпиадах, высокие баллы по ЕГЭ, дополнительные исследования или программы для учеников), напоминает директор Центра развития образования ВШЭ Ирина Абанкина. Компенсации, говорит она, составляют около 5% общего дохода учителя, а стимулирующие выплаты – от 15 до 35%.

Хорошие стимулирующие скорее получит учитель, который в дополнение к штатной нагрузке по предмету тратит в день 2–3 часа на подготовку учеников к олимпиадам, его заработок в Москве с наибольшей вероятностью составит около 100 000 руб., говорит директор московской школы № 1564 Татьяна Смирнова. В ее школе средняя зарплата учителя – 96 000 руб., и все востребованные и высококвалифицированные учителя получают более 100 000 руб. На олимпиаду уже записались шесть учителей школы № 1564. По мнению Смирновой, учителям, которые готовят школьников к олимпиадам, важно самим принимать участие в подобных конкурсах: это позволяет повысить квалификацию и понять, с какими трудностями сталкиваются их ученики на олимпиадах для школьников.

Мнение учителей

Учителя московских школ обсуждают условия конкурса в профильных сообществах в соцсетях, рассказывает член Межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Леонид Перлов. По его словам, педагоги называют конкурс «подтасовкой», многие считают, что организаторы олимпиады хотят показать, что все учителя в Москве зарабатывают более 100 000 руб. в месяц, а в реальности это не так. Например, сам Перлов, 64-летний учитель географии в лицее «Вторая школа», получает около 60 000 руб. в месяц при нагрузке 22 часа в неделю. Он говорит, что по состоянию здоровья не может брать на себя внеурочную работу, поэтому не получает надбавок.

Перлов вспоминает публичную встречу Владимира Путина с победителями конкурса «Учитель года – 2016». Президент тогда спросил, сколько зарабатывает победитель конкурса, учитель русского языка и литературы Александр Шагалов из Армавира. Шагалов ответил, что его зарплата варьируется от 25 000 до 30 000 руб., что оказалось ниже среднего заработка педагогов в России. Перлов уверен, что власти Москвы не хотят повторения подобных историй и неудобных вопросов журналистов.

Учительница английского языка Марина Балуева из Санкт-Петербурга говорит, что если бы в ее городе проходил подобный конкурс, то многие учителя тоже не смогли бы в нем участвовать из-за завышенных требований к зарплате педагога и слишком большой ежедневной нагрузки в школе. По ее словам, учитель, у которого подряд восемь уроков, не в состоянии думать об участии в олимпиадах.

Кроме того, говорит Балуева, в Санкт-Петербурге учитель обычно получает 30 000 руб. в месяц, работая на одной ставке. Чтобы участвовать в таком конкурсе, он должен взять на себя две ставки, а кроме того, получить стимулирующие выплаты за дополнительную работу. По мнению Балуевой, это физически невозможно.

Ставка на сильных

В российских школах стимулирующие выплаты нередко распределяет между учителями директор, а не комиссия, говорит Абанкина. Поэтому ей кажется спорным требование о зарплате в 100 000 руб. – может получиться так, что директор сначала сам выбирает учителей, которым начисляется больше стимулирующих, а потом отправляет этих учителей на конкурс.

В пункте об уровне зарплаты участника налицо признаки дискриминации, потому что зарплата учителя и его знания не обязательно взаимосвязаны, полагает Татьяна Николаенко, руководитель практики трудового права юридической компании «Хренов и партнеры». По ее словам, педагог, который получит от организаторов конкурса письменный отказ по причине низкого заработка, сможет жаловаться в вышестоящие органы, например в департамент образования Москвы или в Минобразования. На основании отказа учитель вправе обратиться и в суд, требовать компенсации за оскорбление чести и достоинства, говорит Николаенко. Однако выиграть суд будет сложно: такой судебной практики почти нет, а организаторы используют в положении о конкурсе субъективные формулировки.

Ценз по зарплате приведет к тому, что в конкурсе примут участие только самые успешные учителя, которые в случае победы на олимпиаде станут еще успешнее, полагает Татьяна Клячко, директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС. По ее мнению, такая олимпиада не поможет решить реальных проблем российского образования: чрезмерной загрузки педагогов, отсутствия адекватной системы стимулирующих выплат и мотивации учителей к профессиональному росту.

А Абанкина говорит, что олимпиады для учителей-предметников помогают властям выставить в выгодном свете российское образование, потому что в российских школах традиционно много внимания уделяется именно преподаванию предметов. По ее мнению, больше пользы принесли бы олимпиады по педагогическому мастерству, где учителя могли бы продемонстрировать умение работать с разными детьми и находить подход к каждому отдельно взятому ребенку. Это традиционно слабое место российского образования, и здесь есть над чем поработать.

Такая олимпиада, подчеркивает Абанкина, не потребовала бы цензов по зарплате, так как за педагогическое мастерство учителям в сегодняшних российских школах никто не доплачивает. Зато самые разные учителя могли бы принять участие в конкурсе и отточить педагогические навыки.

Слава Полунин: хохот – теперь мое состояние на годы

Слава Полунин впервые вышел на сцену с миниатюрами в 1968 г., в 18 лет. Сейчас это кажется невероятно символичным: год перелома и рождения нового мира – и появление клоуна, который откроет первый частный театр в СССР, создаст Академию дураков и станет там президентом, создаст, в конце концов, «Желтую мельницу» – резиденцию под Парижем, где предупреждают: «Осторожно – мечты сбываются!» Мечты в мире Полунина и правда сбываются – стоит только помечтать.

Желтый человек в дурацких красных тапочках, Асисяй, который пытается дозвониться в какие-то параллельные миры, трио мимов с гармошками и сачками, поющие Blue Canary, – мозг моментально подбирает картинки по тегу «Слава Полунин». И отказывается называть его Вячеславом Ивановичем, как того требуют возраст и статус.

Полунин попробовал себя во множестве амплуа: вдохновителя Цирка на Фонтанке, лектора TED X, руководителя секции «Цирк и уличный театр» Международного культурного форума. И готов говорить обо всем – кроме политики, религии, семьи и секса. Даже упоминание этих тем уже политика, по мнению Полунина. А клоуны – не про политику, они про установление мира. Полунин давно стал гражданином мира и сегодня живет на четыре города – Петербург, Москву, Париж и Лондон. «Снежное шоу» Полунина объехало весь мир, а теперь клоун привез в Москву новый спектакль – «Снежную симфонию», совместный проект со скрипачом и дирижером Гидоном Кремером.

Родился 12 июня 1950 г. в г. Новосиле Орловской области. В 1968 создает мим-театр «Лицедеи»

1987

организует Всесоюзный фестиваль уличных театров

1988

запускает первый всесоюзный фестиваль «Конгресс дураков»

1993

ставит «Снежное шоу»

1994

становится артистом канадского Cirque du Soleil

2001

организует программу уличных театров Московской театральной олимпиады

2013

принимает предложение стать художественным руководителем Цирка на Фонтанке в Санкт-Петербурге. Спустя три года Полунин покинул Цирк на Фонтанке

– Противостояние рыжего и белого клоуна – классика. У вас же в «Снежной симфонии» в роли белого клоуна будет музыка?

– Да, можно и так сказать. Гидон Кремер здесь белый клоун – и, конечно же, весь его оркестр.

– Как родился этот проект?

– Как-то Гидон обмолвился об этом, и я, конечно, ответил, что это отличная идея. Нам обоим очень понравилась эта история, мы болтали несколько часов, а потом целый год переписывались. Весь этот спектакль мы сделали за год через интернет. То есть Гидон мне присылал музыку, я в ответ ему видео и т. д. Потом мы приехали в Израильскую оперу и за три дня свели все, что придумали заранее. Как придумали – так и сделали. И там, в Израиле, премьера и прошла. С успехом.

– Неужели все получилось так, как вы рассчитали, общаясь в интернете?

– Нет, намного лучше, чем мы рассчитывали. Потому что у Гидона прекрасная музыка, удивительные артисты: они настолько гармоничны, что кажутся единым целым. И они с таким удовольствием начали вместе с нами шутить и развлекаться, что было уже не понять, где в спектакле клоуны, а где музыканты.

– Менталитет у клоунов и музыкантов все-таки разный? Вы чувствовали эту разницу?

– Сначала, конечно, и они думали, что мы… Ну совсем. И мы тоже так думали.

– И кто же на самом деле оказался «совсем»?

– Теперь это уже команда музыкальных клоунов и клоунских музыкантов. Так что сейчас нас уже не отличить. Сейчас мы просто команда, которая с большим удовольствием отправляется во всякие глупости. Так что «Снежная симфония» – это один из наших самых любимых спектаклей. Фантастическая музыка, и клоуны, как на цыпочках, ходят прямо на каждую ноту.

Истоки русского карнавала

– После «Снежной симфонии» в Москве вы будете готовиться к Культурному форуму в Петербурге в ноябре?

– Да мы уже готовы, чего нам готовиться! Мы готовы были еще лет 20 назад. Мы долго этим занимались. И очень большая удача, что у нас есть возможность все это не только дома для друзей хранить, но и со всем миром поделиться.

– Почему на форуме вы решили посвятить время карнавалам, а не клоунаде, например?

– У нас секция «Цирк и уличный театр». Но уличный театр уже включает в себя клоунаду. И цирк включает в себя клоунаду. Это все просто шире, чем клоунада. А карнавалы мы взяли для себя как тему. Карнавал – это высшая форма театра. На карнавале весь мир вовлечен в игру, это ситуация, когда нет границ, когда человеку, которого держат рамки приличий, законов и ответственности, дается возможность вдруг отпустить себя и быть самим собой. Собой как космосом. То есть королям можно быть дураками, дуракам – королями и т. д.

– У вас есть гипотеза, почему в России все как-то не очень с уличными театрами, с карнавалами? И когда городские мероприятия, которые могут быть уличным театром, часто выглядят очень уныло.

– Это, так сказать, наследство советской власти. Дело в том, что во время этого 70-летнего периода строгость была в моде. А карнавал и строгость – очень разные стихии. И поэтому карнавалы потихонечку свели до минимума, отрегулировали, так сказать. И традиция была потеряна. А ведь еще Петр I заложил такие фантастические традиции русской клоунады, русского карнавала! Просто, следуя за ним по этой дороге, можно удивительный праздник сделать. Кстати, на форуме мы и будем исследовать истоки русского карнавала. Соберутся наши старинные друзья. И уже не столько артисты будут выступать, сколько зрители, да и вообще все люди, вовлеченные в это действо, станут артистами.

– А есть кто-то в российском уличном театре, за кем вы следите? Кого считаете своими коллегами?

– Ну, надо сказать, что в последнее время я не успеваю за всем уследить, потому что столько интересов одновременно и хочется везде и все успеть. Но вот Антоша Адасинский и его Derevo – один из замечательных театров. «Огненные люди» замечательные, они учились в моей школе уличного театра. Вообще, я десяток приличных театров могу назвать.

Я думаю, что что-то приличное и конкурентное на международном уровне у нас уже есть. Но и сложности есть. Во-первых, у нас все-таки похолоднее будет, чем в Европе, уже поэтому нашему уличному театру сложнее. Зато у нас есть Масленица и ряженые – это прекрасные истории, которые можно довести до уровня карнавала. Они дают возможность фактически оказаться в карнавале.

40 любимых проектов

– Что за выставку вы готовите в Музее Москвы?

– Пока я еще не собрал нужное количество финансов. Все-таки хочется, чтобы это было на самом высоком технологическом уровне. И поэтому мы к осени не успели, теперь стараемся к весне. Для выставки я выбрал около 40 моих разных самых любимых проектов, и на огромной территории зрители смогут стать действующими лицами. Никаких актеров не будет. Это такое погружение в другие миры, поэтому я очень люблю этот проект. Несколько месяцев уже сижу и с утра до ночи с огромным удовольствием в этом всем купаюсь.

Портал в сказку

Лаборатория «Желтая мельница» располагается в 50 км от Парижа. Каждый ее посетитель становится лаборантом и принимает, что здесь ни одно дело не может быть признано доведенным до конца, зато и ни один эксперимент не может оказаться неудачным. Устроители «Желтой мельницы» говорят, что эта лаборатория – попытка реализовать мечту Николая Евреинова о театрализации жизни. То есть каждую минуту жить по законам искусства и при этом иметь возможность разобраться в себе, созерцая природу.
Открывается для посетителей «Желтая мельница» нечасто: обычно это происходит в дни фестивалей и праздников. Второй вариант оказаться в ней – стать волонтером: каждые 2–3 месяца на «Желтой мельнице» проходят воркшопы, где учат ландшафтному дизайну и объясняют премудрости ухода за садом. В 2014 г. «Желтая мельница» получила титул Jardin Remarquable («замечательный сад») – это означает, что сад представляет культурный, эстетический, исторический или ботанический интерес. Титул присуждается министерском культуры Франции на пять лет и может возобновляться.

– То, что вы описываете, немного похоже на иммерсивный театр.

– Я не очень знаю, что такое иммерсивный театр. Но я думаю, что занимался им лет 30 назад, только под другим названием. Мы же все равно делаем то же самое, что любили делать всегда, т. е. нарушать все границы между искусствами и делать то, что нам хочется, независимо от того, как это называется. Поэтому мы будем создавать ситуации, в которых зрители будут сами участвовать.

– Вы сказали, что ищете деньги, и я вспомнила одно ваше интервью, где вы рассказывали, как вы выменивали чугун на автомобили…

– О, это в молодости я мог потратить несколько месяцев или лет своей жизни на поиск денег. Теперь я ищу другим способом. Я лежу на диване и говорю: «Ну, скоро вы придете?» Я, конечно, шучу, но все-таки мои друзья мне помогают, кто-то где-то что-то ищет, кто-то что-то уже нашел. И понемножку, понемножку, глядишь, что-нибудь и наберется.

– Вы думали о том, что, по сути, вы стали пионерами независимого театра в нашей стране?

– Я не просто пионер. Я могу сказать конкретнее: мы стали первым частным театром в России. Это был 1983-й или 1984 г. Мне помогала Валентина Матвиенко – тогда она была начальником комсомола в Ленинграде. Я пришел к ней и говорю: «Не хочу сидеть на шее у комсомола, дайте мне возможность самому деньги заработать и потратить на наши новые спектакли». «Ну, давайте попробуем», – ответила мне Матвиенко. И пока у нас был этот театр при Дворце молодежи, наши дела шли прекрасно все время.

– Вы думаете, что то, что Матвиенко вам разрешила, – сбой в системе? Или просто до вас никто не пытался?

– Нет, просто время пришло. Уже появилось другое отношение к вещам, уже был почти Горбачев. И Горбачев же это почувствовал. Просто люди с разных концов начали к этому приходить. А потом мы придумали «Карнавал мира» и пошли просить деньги в Союз кооператоров. Сказали им: «Если вы хотите, чтобы люди на вас не смотрели косо, помогайте другим тоже». И они нам помогли деньгами.

– То есть такой краудфандинг на коленке?

– Да, без всякого интернета. Просто пошел, постучал в дверь и сказал: «Здравствуйте, я Вася. Поэтому давайте выпьем пива и поговорим о хорошем».

– Сколько раз эта формула у вас не сработала? Сколько раз вам отказали?

– Ну процентов 90 отказали. Но все-таки время от времени и соглашались. На самом деле мы же много общались с разными людьми, это не было эпизодически.

– А с чиновниками как общались? Вообще каково быть клоуном и общаться с серьезными людьми?

– В этом-то и выигрыш. Нам, клоунам, легче. От нас ждут все время смеха и радости. Я тут вспомнил смешную историю. Есть замечательная женщина, она была начальником отдела культуры ЦК комсомола, Галя Ратникова. Она любила очень нашу команду. Мы много разных вещей сделали для комсомола, на всех фестивалях и везде, где только было можно, очень хорошо выступали. И она старалась нам помогать во всем, что мы затевали. Однажды мне нужно было добиться, чтобы возникла Мастерская пантомимы и клоунады на Фестивале молодежи и студентов. Я ей позвонил и спрашиваю, как бы подписать бумаги. Она отвечает, что это совершенно невозможно, потому что у нее в приемной человек 50 и никак не проскочить. Я спрашиваю: «У вас окно есть? И может быть, поребрик, чтобы мне пройти к окну?» Она долго смеялась, но посмотрела, что поребрик был, достаточно широкий. В общем, я прошел по поребрику и на подоконнике она мне подписала все документы. Это был 1985 год.

Вдохновитель, а не руководитель

– Говорят, что вы не любите про это вспоминать, но все-таки спрошу. Когда вы руководили Цирком на Фонтанке, вы ощущали себя чиновником в какой-то степени?

– Во-первых, я сразу сменил название своей должности: слово «руководитель» мне вообще не нравится, и я предложил стать «художественным вдохновителем». Во-вторых, я сразу сказал, что ни в коем случае не буду директором и не хочу считать деньги – со мной нечего считать. Так я три года на Фонтанке был художественным вдохновителем – думаю, многих людей смог вдохновить. Не только тех, кто был на Фонтанке, но и всех, кто любит цирковое дело в России.

– А если бы вам сейчас еще раз предложили стать художественным вдохновителем, вы бы согласились? Или у вас осталось какое-то разочарование?

– Ну что значит «разочарование»? Я с самого начала знал, что это дело непростое. Для таких мест нужны люди особой закалки. Я, конечно, бесшабашный и даже не знаю, как себя назвать. Оболтус, радостный вдохновитель – ну и т. д. Мне хорошо, когда ничего не понятно и все нестабильно: в этом состоянии я нахожу хорошие решения, которые работают в таких несистемных местах. Это моя сильная сторона. А вот в структурных, стабильных системах я немножко теряюсь, потому что нужно сделать очень много всяких дел одновременно и в итоге получить очень мало результата. Поэтому мне это все было непросто. Хоть я и рад, что смог чем-то помочь.

– Вы слышали о том, что в Москве сейчас образовался некий кризис кадров: руководитель департамента культуры не так давно сказал, что лавка запасных директоров театров закончилась. Вы всегда руководили своей командой, но никогда не назывались директором. Может ли нетворческий человек заниматься административными вопросами в культуре?

– Непростой вопрос. Я даже не знаю. Бывают же люди со многими способностями одновременно. Например, какой-то спортсмен и стреляет хорошо, и на лыжах прекрасно бегает. А другой только по марафонам специалист. Это зависит от личности. Чаплин, например, был великий директор самого себя. То есть это кому повезет – кому не повезет. Надеюсь, что я нашел хороший баланс между административным и художественным. Но это, конечно, мне далось непросто, потому что, наверное, даже не 50%, а 80% времени я занимался именно административными делами. Это было необходимо для того, чтобы выжила моя команда. И это всегда было так. А сейчас появились административные профессионалы, сейчас часть моей работы берут на себя другие люди – и стало уже полегче. В административной работе тоже можно импровизировать, находить интересные идеи, поэтому это даже интересно.

– Вашему «Снежному шоу» в этом году исполняется 25 лет. Где вы берете ресурс, чтобы каждый раз находить в себе что-то новое, искать для спектакля другие краски?

– О, это секретное оружие. Просто я отношусь к нему как к спектаклю, в котором мне было бы интересно оказаться заново, чтобы эта история меня самого каждый раз удивляла.

А так есть целая серия специальных приемов: например, у меня никто не знает заранее, какую роль он будет исполнять в спектакле сегодня вечером. Это все узнают за полчаса до начала. И таких приемов очень много. За шаг до выхода на сцену я оборачиваюсь к партнерам и говорю какое-то слово, которое является ключом к сегодняшнему выходу. Ключ – это решение к тому, как мы играем: без юмора, или делаем что-то очень драматическое, или, наоборот, лирическое и т. д. То есть я все время даю какие-то задачи, и каждому приходится искать для них решения. Поэтому все всегда настороже! А еще у нас принято подстраивать друг другу на сцене козни, чтобы партнерам приходилось выворачиваться. Просто выходишь на сцену и смотришь, что же с этим будет делать партнер. Вот поэтому всегда интересно. Вообще, у нас за кулисами очень весело. И кое-что из этого веселья достается публике.

– То есть за кулисами веселее, чем на сцене?

– Конечно, во много раз.

– И у вас ни разу не было мысли или ощущения, что вы повторяетесь?

– Так неинтересно повторяться-то! Выходишь и устраиваешь всем неожиданности. В первую очередь, конечно, своим друзьям.

– Неужели на вас ни разу не обижались по поводу этих неожиданностей?

– Все актеры, конечно, обижаются, потому что иногда я их ставлю в очень сложную для них ситуацию. Но для публики это одно удовольствие – смотреть на актера, который попал в глупое положение. Зритель хохочет и не может остановиться, потому что это очень интересно, как актер из этого положения выберется.

Игра с утра до ночи

– Однажды вы сказали, что чувствуете себя ребенком. Сколько уже лет исполнилось вашему внутреннему ребенку?

– Я думаю, лет 10 уже, наверное, есть. Потому что я играю с утра до ночи во все. Я играю со своими друзьями, я люблю розыгрыши, делаю спектакли как большие игры и т. д. Все, что вокруг меня происходит, если я к этому приложил руку, похоже на большую веселую игру.

– Ваш внутренний возраст на протяжении жизни как-то колебался?

– Нет, я пытался во времена, когда на мне было очень много обязанностей, быть взрослым и серьезным. Ну, когда я был одновременно директором и худруком театра «Лицедеи», например. Но в конце концов я понял, что мне это не приносит радости. Поэтому и нашел людей, которые могут решать вопросы без моей помощи по этой линии.

– Вы до сих пор улыбаетесь по утрам? Каждое утро?

– Не только улыбаюсь – хохочу. Даже в самых сложных ситуациях. Не так давно давал интервью, и мне говорит мой собеседник: «Вот когда мы столько-то лет назад общались, вы были самоуглубленным, а теперь хохочете без остановки». И правда, хохот — теперь мое состояние на годы. И я очень этому рад.

– Можно это состояние натренировать? Если заниматься, например?

– Наверное, можно. Но это не как будто ты бегаешь по утрам. Нет. Это просто ты перестроил внутренний механизм на радость. И хватаешься с удовольствием за малейшую мелочь, за чужие попытки и радуешься. Это просто поворот в другую сторону. В интернете есть моя лекция «Счастье дурака», я там очень подробно рассказал, как достичь этого состояния.

– Вы помните, чему вы сегодня утром радовались?

– Нет, конечно. Я даже не помню, что мне говорили минуту назад. Память я давно уже выключил совершенно, она мне больше не нужна. Что осталось – хорошо. Не осталось – значит, не нужно.

– У вас есть мечта, которая не сбылась и от этого есть какое-то сожаление?

– Есть сложность с мечтами. Стоит только помечтать, как это тут же приходит. Я уже перестал громко говорить, о чем мечтаю, чтобы меня не услышало мироздание и тут же это дело не осуществили.

– Почему? Оказалось, что не того намечтали?

– Нет, того, только много. Мне-то достаточно уже давно. Столько событий, столько друзей, столько прекрасных дел вокруг… Уже хватит. Можно намного меньше делать, намного меньше быть включенным. Я даже не могу никак добиться, чтобы у меня во время выступления хотя бы дождик пошел – обязательно солнце!

– Так, может, вам стоит просто захотеть, чтобы дождик пошел? И он как раз пойдет.

– Нет, ну это же нехорошо – желать себе же непогоду. Нет, я себе все равно желаю лучшего.

– И последний вопрос. В какой точке мира сейчас ваш дом?

– Сейчас есть четыре места, где я бываю чаще всего. А когда я в каком-то месте провожу больше чем два месяца, то считаю это место домом. Сейчас это Питер, Москва, Париж и Лондон. Раньше еще был Нью-Йорк, но я дал, наверно, тысячу спектаклей на Бродвее и понял, что больше не могу. И уехал в Европу. Но если бы у меня было больше времени, то я с удовольствием ездил бы еще в 3–4 места. Очень много любимых мест на планете: Амстердам, Майами, Индия… Вот художник Миша Шемякин меня все время тащит в Венецию, но никак не получается. Только соберусь, как расхватывают меня другие дела.

Что показали на 2-м каннском фестивале сериалов

Сanneseries впервые проводился в апреле 2018 г., нынешний выпуск называют здесь «Эпизод 2». Уже понятно, что за ним последуют «Эпизод 3», «Эпизод 4» и т. д. И скорее всего, как и первые два, они будут запараллелены с рынком телевизионного и цифрового контента MIPTV. Симбиоз рынка и фестиваля – один из главных козырей больших Каннов (т. е. Каннского кинофестиваля), и понятно, что Канны малые, телевизионные, будут стремиться к тому же.

Впрочем, в способах и иерархии рассказа историй с экрана происходят такие мощные сдвиги, что подчиненное, второстепенное положение телевизионной драмы по отношению к кино уже совершенно неочевидно.

Не только на английском

О золотом веке сериалов заговорили давно. То, что телевизионная драма стала активно рекрутировать из кино лучшие силы, – реальность последних лет. И драматургам, и режиссерам, и актерам интересно рассказывать длинные истории со свободным дыханием, сложными характерами и неожиданными поворотами сюжета.

«Сериалы менее предсказуемы, чем фильмы, – говорит председатель жюри нынешнего года, швейцарский режиссер и продюсер Баран бо Одар. – Я не любитель фантастики и драконов, но «Игра престолов» грандиозна именно с точки зрения способа рассказа истории. И сцена битвы из прошлого сезона не менее масштабна и мощна, чем битвы в киновселенной Marvel».

Сериалы все чаще сравнивают с романами – недаром в составе жюри фестиваля был заявлен писатель Стивен Фрай, который, впрочем, в Каннах так и не появился.

Понятно, что всерьез конкурировать по пафосу (в хорошем смысле этого слова), звездности и раскрученности с Каннским кинофестивалем пока бессмысленно, поэтому Canneseries избрал другой стиль, как бы слегка пародийный. Розовая дорожка вместо красной, скрученная из проволоки пальма вместо золотой, весьма относительный дресс-код на гала-премьерах (организаторы определяют его как «креативный шик») и общий демократизм: в отличие от кинофестиваля, доступного только для профессионалов, этот открыт для публики, причем билеты бесплатные – достаточно успеть оставить заявку на сайте.

«Эпизод 2» включил в конкурс 10 проектов (как правило, показывали две первые серии) из Германии, России, Японии, Норвегии, Бельгии, Великобритании, Испании, Израиля. От Германии и Бельгии было отобрано по два названия. Американские (отличные, кстати) сериалы в программе тоже были, но шли вне конкурса. Акцент на том, что, да, американцы лучшие в этом деле, но посмотрите, сколько всего интересного происходит в телевизионной драме за пределами США, считывался отчетливо.

Эпидемический порог

Россия была представлена «Эпидемией» – и это уже третий раз подряд, когда в международные фестивали сериалов попадают проекты производства ТНТ от продюсеров Валерия Федоровича и Евгения Никишова. В прошлом году на фестивале Seriesmania, который проходит во французском Лилле за несколько недель до Каннов, участвовала «Обычная женщина» Бориса Хлебникова и Анна Михалкова получила приз за лучшую женскую роль. В этом году там же показали «Идентификацию». И вот в Каннах – «Эпидемия» режиссера Павла Костомарова, в недавнем прошлом блестящего документалиста и оператора, теперь работающего с игровыми форматами.

Сериал снят по мотивам романа Яны Вагнер (автор сценария – Роман Кантор). Это история мужчины (Кирилл Кяро) и его отношений с двумя своими семьями, нынешней и прошлой, в экстремальной ситуации смертоносного вируса, обрушившегося на Москву.

«Эпидемию» хотелось бы назвать антиутопией, но, к сожалению, в ней нет ничего утопичного – это лишь один из возможных вариантов развития событий, показанный с впечатляющим реализмом.

Обычно про такие сюжеты говорят, что они разворачиваются в «недалеком будущем», но в «Эпидемии», совершенно очевидно, Москва сегодняшнего дня с ее ритмом и обитателями. Вот сосед главного героя по коттеджному поселку (Александр Робак) – добродушная физиономия, могучий джип, георгиевская ленточка у лобового стекла, скабрезные шуточки и «можем повторить». Хозяин жизни, ну или, во всяком случае, тот, кто расположился неподалеку от хозяев (фотография с людьми, которые должны произвести впечатление на всякого, стоит у камина). Вот его дочь от первого брака – оторва лет 15, ненавидящая свою мачеху-стриптизершу. Вот креативный видеоблогер, который несет пургу, но является надежным источником новостей, потому что тому, что несут по телевизору, верить уж и вовсе нельзя. Вот «вежливые люди» на улицах города, призванные найти и обезвредить зараженных. Вот мародеры, сбивающиеся в стаи. И постепенно надвигающийся хаос. Люди пытаются жить, как они жили, это становится невозможным, но жить по-другому верхний средний класс не умеет. Мы не знаем, как поведут себя герои в следующих сериях, и за этим будет очень интересно следить. Переплетение семейной и социальной драмы, маленькая, частная история, разворачивающаяся на фоне большой, – все то, за что мы любим настоящее кино и уже полюбили настоящие сериалы, – сполна представлено в «Эпидемии».

Главные женские роли сыграли Виктория Исакова и Марьяна Спивак. Обе актрисы уже имеют каннский опыт: Исакова приезжала на кинофестиваль с фильмом Кирилла Серебренникова «Ученик» (он был участником программы «Особый взгляд»), а Спивак – с «Нелюбовью» Андрея Звягинцева, ставшей одним из лауреатов основного конкурса. И то, что серьезные, далекие от «мыла» актеры теперь охотно снимаются в сериалах, – еще одна тенденция, зафиксированная Canneseries.

«Эпидемию» показывали в Каннах на утреннем, 11-часовом, сеансе. Несмотря на это, зал был полон, и с первых же кадров возникла атмосфера, по которой было понятно: происходящее захватило публику. Хлопали долго – даже по каннским меркам (здесь вообще очень доброжелательный зал). И все это вселяло надежду на награду. Но расклад оказался иным.

Жизнь в розовом цвете

Ох, недаром цвет ковра на дорожке розовый – в тренд #metoo, женской солидарности и торжествующего феминизма он вписался отлично. В жюри было шесть человек: Баран бо Одар, Стивен Фрай, композитор Роб и три красавицы-актрисы – канадка Катрин Винник, итальянка Мириам Леоне и француженка британского происхождения, звезда популярного сейчас сериала «Половое воспитание», Эмма Маккей. Но Фрай не приехал, и три прекрасные амазонки взяли верх, наградив отличный, но очень женский сериал – испанскую «Совершенную жизнь» – про зануду, ее старшую сестру-лесбиянку и их подругу: каждая героиня переживает непростой момент в своей далекой от совершенства жизни. Все три актрисы получили также приз за лучшую женскую роль. Лучшим актером-мужчиной назван Решеф Леви – исполнитель заглавной роли в израильской трагикомедии «Нехама». Он играет бывшего стендап-комика, отца пятерых детей, который, чтобы обеспечить семью, вынужден оставить любимое занятие и работать менеджером в компьютерной фирме. Герой мечтает вернуться на сцену, но камбэк оказывается куда более драматичным, чем можно было себе представить.

Приз за лучший сценарий у бельгийской судебной драмы «12» – вариации знаменитого сюжета из фильма Сидни Люмета. Лучшая музыка – у немецкого сериала «Баухаус. Новая эра». Создателя берлинского баухауса – архитектора Мартина Гропиуса играет Аугуст Диль, которого все помнят как знатока акцентов из «Бесславных ублюдков» Тарантино. Это единственный исторический проект из представленных в конкурсе и, несмотря на романтическую составляющую, более просветительский, чем эмоциональный.

Из резонансных премьер фестиваля без награды, помимо «Эпидемии», остались японский «Джуничи» (медитативный сериал о том, как в жизни женщин, претерпевающих кризис, мистическим образом появляется некий юноша), один из создателей которого – обладатель «Золотой пальмовой ветви» прошлого года Хирокадзу Кореэда, норвежский «Магнус» (современный детектив, замешенный на национальной мифологии) и выходящий на Netflix молодежный проект «Как продать наркотики в интернете (быстро)», причудливым образом рифмующийся с «Социальной сетью» Дэвида Финчера.

Как бы то ни было, расклад, когда большая часть конкурса достойна награды, а распределение призов превращается в большую и азартную лотерею, хорош. Если вдруг что-то не засбоит, «Эпизод-3» должен стать захватывающим.

«В московских отелях всегда куча рабочих мест для молодых»

Мортен Андерсен рассказывает о своеобразии корейской бизнес-культуры, о том, зачем Lotte расширяет тренинговый центр и почему Пьер Ганьер закрыл свой ресторан в Москве

Генеральный менеджер Lotte Hotel Moscow Мортен Андерсен /Е. Разумный

Пять лет назад Мортен Андерсен принял решение кардинально изменить свою карьеру. Этот датчанин, сделавший себе имя в люксовых отелях Азии, решил перейти в небольшую корейскую гостиничную сеть и возглавить ее первый заграничный отель – в Москве. Секрет в том, что эта небольшая гостиничная сеть принадлежит пятому по величине чеболю в Южной Корее Lotte Group (основные активы которого в недвижимости и торговле) и его владельцы решили превратить Lotte Hotels & Resorts в глобальную люксовую сеть. Сегодня московский Lotte Hotel – бренд, пять лет назад совершенно неизвестный в России, – входит в число лучших столичных гостиниц, а Андерсен был выдвинут в совет директоров Lotte Group, став самым высокопоставленным иностранцем в руководстве группы. (Ен Док Сон, который в должности президента “Лотте Рус” открывал Lotte Hotel Moscow, ныне является президентом Lotte Hotels & Resorts). В интервью «Ведомостям» Мортен Андерсен рассказывает об особенностях Lotte Hotel Moscow и делится опытом, как сделать карьеру в гостиничном бизнесе и чего это стоит.

– Почему пять лет назад вы решили присоединиться к Lotte Hotels & Resorts? Ведь в то время это была маленькая сеть, работавшая только в Корее.

– Это и было одной из причин. Поскольку эта маленькая гостиничная сеть принадлежала огромной группе с оборотом $80 млрд и у сети был колоссальный потенциал роста: когда я поговорил с руководителями и они рассказали мне планы развития, я был впечатлен масштабами и подходом.

– То есть уже тогда у Lotte Hotels & Resorts были планы международной экспансии?

– Да, отель в Москве уже работал около полугода, отели в Ханое и Китае уже строились. Так что для меня это стало хорошим вызовом: присоединиться к небольшой растущей компании, внести свой вклад и увидеть результаты своего труда. Потому что когда ты работаешь в большой компании, твой вклад и твое влияние оказываются значительно меньше.

Конечно, в этом решении была доля риска. Но я работал на большие бренды, и мне захотелось попробовать чего-то иного, риск меня не испугал.

– И специфическая корпоративная культура корейских чеболей вас не испугала?

– (Смеется.) Тут я был слегка наивен: я думал, что у них другая культура, но я не предполагал, что у них совершенно другая культура. Для европейцев механизм принятия решений может казаться совсем нелогичным, но для них – абсолютно логичным. Эта бизнес-культура складывалась на протяжении десятилетий, но это не значит, что они застыли в прошлом, совсем нет – и их успехи, их рост это подтверждают.

– Действительно, темпы роста Lotte Group впечатляют на 20% в год в течение 20 лет.

– Да, поэтому если вы присоединяетесь к такой группе, вам надо соответствовать, надо приспосабливаться. Что касается гостиничного бизнеса – все международные компании все равно действуют похожими методами; философия бизнеса может незначительно отличаться, но бизнес-структуры все равно на 95% идентичны.

Более того, гостиничная индустрия очень традиционная: чтобы стать управляющим отелем – не важно, в большой сети или независимого, – надо пройти все ступени карьерной лестницы. И так было всегда, сколько существует эта индустрия: и мой дед так работал, и до него так работали.

– Что вас сильнее всего удивило в Москве, когда вы сюда приехали?

– Честно говоря, мысль о том, что я могу приехать работать в Россию, ни разу не возникала у меня в голове. Я работал лет пять в Европе, а все остальное время – в Азии: сначала на Ближнем Востоке, потом в Юго-Восточной Азии. И я думал, что там и останусь: потому что это растущий рынок, там много замечательных отелей и постоянно появляются новые… Более того, я рос в 1970-1980-е, а тогда имидж России, вернее, Советского Союза, был, мягко говоря, неважным.

Но вот мне предложили работать в Lotte Group – в отеле в Москве. Я прошел собеседование с председателем [правления Lotte Group Шин Донг Бином], с другими топ-менеджерами группы, а затем прилетел в Москву – встретиться с руководителями группы в России. И честно скажу: я работал во многих странах, меня нелегко удивить, но в Москве мне понравилось абсолютно все! Понятно, что в каждой стране есть к чему придраться, что критиковать. Но Москва – это нормальный мегаполис, чем она и хороша. Кроме того, это древний, мифический город; если бы кто-то меня попросил назвать самые красивые города, в которых я работал, Москва была бы в этом списке на первом месте!

А вот чем я не был поражен, так это качеством московских отелей. Тогда уже были Ritz-Carlton, Hayatt, были другие хорошие отели, но не было отелей, заставлявших воскликнуть: «Вау!»

Самые дорогие люксы в отелях Москвы

– А вы, надо полагать, поставили себе именно такую цель. И как ее добиться?

– Отель открылся очень хорошо. Но чтобы стать лучшим отелем – а именно такая цель стояла, – нам недостаточно было делать то же самое, что наши конкуренты: нам нужно было делать все намного лучше. И сегодня, когда мы уже добились успеха, вызов перед нами стоит тот же самый. А для этого надо держать планку выше, чем у конкурентов. И иметь правильных людей. К счастью, правильные люди в Lotte Hotel Moscow были наняты еще до меня – и 70% из них до сих пор продолжают работать здесь.

– Это хороший показатель?

– Зависит от рынка: в Лондоне, где много отелей, текучка очень высокая, а во Вьетнаме или Индонезии люди могут работать в одном отеле по 15-20 лет. Для Москвы наш показатель хороший, поскольку здесь тоже высокая текучка: люди меняют место работы, чтобы получить повышение в новом отеле. Ни один московский отель в нашем ценовом сегменте никогда не имеет полностью укомплектованного штата, в большинстве отелей 20-30-40 позиций всегда не заняты. В московских отелях всегда куча рабочих мест для молодых, если они хотят работать. Так что мы постоянно нанимаем и обучаем людей.

И поэтому мы придаем такое значение нашему тренинговому центру при отеле. При открытии он был маленьким, но с тех пор вырос в три раза. Я работал во многих отелях. Все декларируют важность тренингов, все декларируют желание стать лучшими. Но, оглядываясь назад, я вижу, что очень немногие отели по-настоящему были готовы заниматься тренингами, остальные готовы были этим жертвовать. Для знаменитых гостиничных групп ситуация проще, они могут где-то недоработать: на гостей действует магия имен. Но мы не можем себе позволить разочаровывать наших гостей. Поэтому нам нужна очень сильная команда – и мы собрали ее.

Что выделяет Lotte Hotel Moscow среди других топ-отелей – никто из них не может похвастаться таким количеством россиян в руководстве. У нас иностранцев только двое: я и мой заместитель, кореец. Все начальники департаментов в Lotte Hotel Moscow – россияне. Этот подход идет из Кореи – строить сильную команду из местных руководителей. И такой подход ведет нас к успеху. У нас строится отель в Санкт-Петербурге, строится в Самаре (этот отель будет под нашим управлением), мы пристально смотрим на восточно-европейские города – Будапешт, Прагу… Но штаб-квартира для региона останется в Москве, и московский отель будет базовым – идея в том, чтобы, например, заместители директоров департаментов Lotte Hotel Moscow становились директорами департаментов новых отелей: если второй человек не может стать первым – это отсутствие мотивации.

– За шесть лет существования Lotte Hotel Moscow получил много профессиональных призов. Они помогают бизнесу?

– Это важно для мотивации, для того чтобы понимать, что мы движемся в правильном направлении. Понятно, что премия премии рознь. Но некоторые из них очень серьезные – по составу жюри, по критериям отбора, и получать их весьма почетно. Тем более для нас, молодого отеля – некоторые из всемирно известных отелей их не получали. То есть это важно для сотрудников, но и для гостей тоже – им важно, чтобы не только мы про себя говорили, но и другие тоже. В этой части света Pierre Gagnaire – бренд более известный, чем мы. Поэтому когда ресторан Les Menus par Pierre Gagnaire в Lotte Hotel Moscow получил премию Prix Villegiature как лучший гостиничный ресторан Европы, это выделило нас из числа других топ-отелей. Понятно, что не премии делают бизнес успешным, но они помогают этому.

– Тем не менее ваше сотрудничество с Ганьером закончилось, ресторан Les Menus в прошлом году закрылся. Почему?

– Наше сотрудничество продолжалось пять лет, ресторан добился определенных успехов, но мы решили сотрудничество не продлевать. Ганьер – не из тех шефов, которые ведут по 20 проектов одновременно. В прошлом году он открыл свой ресторан во Вьетнаме, в Дананге. И Ганьер по-прежнему с нами – в сеульском отеле Lotte все так же работает ресторан Pierre Gagnaire a Seoul.

– На мой взгляд, то, что Ганьер ушел из Москвы, из России, – это очень плохо. Высокая кухня – это искусство, вкус к ней надо прививать так же, как к балету, как к опере, чтобы люди могли различать, что такое хорошо и что такое плохо.

– Некоторые говорили, что “Ганьер пришел в Россию слишком рано”. Не думаю, что слишком рано. Просто у каждой нации есть вещи, которые она принимает и которые она не принимает. Число ценителей такой кухни оказалось не слишком велико. Может, и сама атмосфера в ресторане была слишком формальной – русские любят более расслабленную.

– Нового звездного шефа вместо Ганьера вы привезти в Москву собираетесь? И если да, то когда?

– Если бы вы спросили меня об этом осенью, я бы ответил “в ноябре-декабре”. Но шеф, с которым мы вели переговоры, оказался не столь заинтересован в работе в Москве, как мне бы хотелось. А работать в Москве непросто, тем более сейчас, когда действуют санкции. Так что нам нужен повар, действительно настроенный на успех, и мы продолжаем его поиски.

– Помимо ресторанной сферы как санкции сказались на вашем бизнесе? Стало больше российских гостей, меньше иностранных?

– В 2014 г. у нас было 13 000 ночей, забронированных американцами. В 2015 г. эта цифра упала до 4000. Теперь наш фокус смещается на россиян, на гостей с Ближнего Востока. Очень много гостей из Ирана – и не только военных (вообще у нас останавливаются довольно много военных с Ближнего Востока – у нашего отдела продаж хорошие контакты с военными миссиями посольств). Но главный наш бизнес теперь – это россияне: по итогам 2015 г. мы приняли больше гостей, чем в 2014 г., наш оборот в рублях вырос. Однако мы часть иностранной компании, нам нужно перечислять прибыль в штаб-квартиру в твердой валюте.

– Какой был самый экзотический заказ, сделанный гостем вашего отеля?

– (Смеется.) Ничего экзотического: слонят в номер никто не заказывает. Но в целом для меня любое желание клиента – нормальное.

– Почему вы выбрали гостиничный бизнес для карьеры?

– По счастливой случайности. В юности я подрабатывал на каникулах в отеле в моем родном городке в Дании – мыл посуду после больших приемов и пр. (Большой прием там был максимум 80 человек, с тех пор я организовывал приемы на тысячи человек.) И мне понравился отельный бизнес, я закончил гостиничную школу в Дании и сразу уехал работать в Лондон. В моих планах было поработать пару лет в Лондоне и вернуться в Данию, но этого так и не случилось: потом была работа в Северной Англии, Австралии, Саудовской Аравии, Египте, Индонезии, Малайзии, Омане, Вьетнаме.

Работа в гостиничном бизнесе – это стиль жизни. Отель работает круглые сутки 365 дней в году. Если вас не устраивает такой ритм, работа в гостинице не для вас. Я начал приезжать домой на Рождество только после того, как переехал в Москву, а до этого я не был на родине 17 лет.

Как судить о начальнике по его отзывам о коллективе

По тому, как руководитель отзывается о коллективе, который он возглавляет, можно сделать много выводов о нем самом. Американский ученый Арнольд Минделл когда-то ввел понятие «психологического ранга». Ранг – это авторитет одного человека по отношению к другому, его внутренний статус, основанный на подсознательном ощущении своих прав, внутренней силы, уверенности. Ранг может быть высоким и низким. Порой руководитель незаслуженно обретает высокий ранг через уничижительное отношение к другим. А другой демонстрирует все признаки низкого ранга, даже будучи добросовестным профессионалом.

Я часто имею возможность слушать, как тот или иной менеджер отзывается о коллегах и подчиненных, бывших и настоящих, об одноклассниках, однокурсниках, приятелях и близких людях. Услышанные отзывы я поделила на три категории, определяющие и тип самого руководителя.

 «Они меня недостойны». Сколько мы слышали предупреждений: не надо в рабочем окружении ругать своих работодателей! Но люди во время многочасового интервью расслабляются и забывают наказы бизнес-гуру. О чем свидетельствуют многочисленные негативные комментарии об окружающих людях? Очевидно, о серьезных проблемах с самооценкой, привычке самоутверждаться за счет других, об агрессивности, конфликтности и эгоцентризме. Кстати, люди особенно склонны клеймить именно те недостатки, которыми обладают сами. Нужны ли в бизнесе такие руководители? Нет. Даже обладая острым умом и высоким профессионализмом, они разрушают и демотивируют любой коллектив.

 «Я их недостоин». Некоторые менеджеры во время интервью постоянно с преклонением и восхищением говорят о коллегах, старших товарищах и руководстве. Для людей совсем молодых благоговение может быть уместным. Но если так рассуждает человек лет 30 или старше – это сигнал тревоги. О чем свидетельствует робкий взгляд, самобичевание («я забывчив», «не могу сообразить») и бесконечные упоминания умных чужих советов и собственных опасений, подкрепленные обилием цитат и афоризмов? Это люди низкого ранга. Они инфантильны, внушаемы и склонны к компромиссам даже в принципиальных ситуациях. В них нет твердости характера и духа. Из них не получаются лидеры. В стрессовой ситуации они могут смалодушничать и предать. Ведь они слабы. Умаляя себя, они подсознательно преследуют две цели: вызвать к себе симпатию или сочувствие собеседника и заранее оправдать потенциальные ошибки. И такой подход часто срабатывает. Такие люди бывают хорошими исполнителями. Но их лидерский и управленческий потенциал крайне низок. Бывают случаи, когда человек ругает коллег, но превозносит своих руководителей. Это тот известный типаж, который всегда преклоняется перед властью и силой. Получив бразды правления, такой человек в попытке скрыть внутреннюю слабость нередко становится жестким и неумолимым тираном.

 «Мы друг друга достойны». Такую позицию занимают люди высокого ранга. Они априори присваивают такой же ранг окружающим – по крайней мере до тех пор, пока не убеждаются в обратном. У них стабильная, высокая самооценка. Они уважают своих коллег, не стремясь взять над ними верх либо принять их верховенство. Это перспективные руководители. Они умеют непредвзято относиться к людям, не теряя объективности из-за собственных комплексов. Они предвидят разногласия и умело управляют уже разразившимися конфликтами. «Честно скажу, мне нелегко сохранять эмоциональное равновесие в общении с некоторыми людьми. Но это моя работа, мои сотрудники, – рассказывает руководитель крупной производственной корпорации. – Для меня дело чести – сохранять конструктивную позицию в любой ситуации. В самых сложных случаях я прибегаю к «методу якоря» (инструменту нейролингвистического программирования). «Якорь» стоит на моем рабочем столе – статуэтка Будды. Взглядывая на нее в критической момент, я научился успокаиваться».

Последите за собственными словами и чувствами. Что вы обычно говорите о людях? Какую позицию занимаете по отношению к окружению? Хотели бы ее изменить? Это вполне возможно – надо только найти свою собственную статуэтку Будды и поставить на видное место.

Автор – партнер компании «Экопси консалтинг»

Актер Алексей Розин: Смеялись, но тушенкой запаслись

Исполнитель главной мужской роли в фильме «Нелюбовь» ответил на вопросы «Ведомостей»

Алексей Розин, актер /Anne-Christine POUJOULAT / AFP

Главная роль в «Нелюбви», где Алексей Розин играет отца пропавшего 12-летнего мальчика, продолжает тот же типажный ряд, что и предыдущие работы актера у Звягинцева. Только теперь маленький человек, которого эталонно изображает Розин, оказался в эпицентре драмы. Но по сути все роли здесь – второго плана, потому что на месте главной – пробел. И точность актерских работ в «Нелюбви» в том числе в обрамлении этой пустоты.

– За то время, пока вы шли от эпизода к главной роли, у вас, наверное, какие-то личные отношения завязались? Ходит ли Звягинцев на ваши спектакли?

– Недавно приходил на спектакль «История об истории» – это такой сторителлинг на основе «Истории государства Российского».

– Как можно определить временные рамки истории, рассказанной в фильме? Судя по телерепортажам, там в начале еще жив Немцов, а в конце уже идут бои в Донбассе.

– Да, в фильме есть приметы времени. Но в целом это территория притчи – мир с ума сошел. Там даже говорят в одном репортаже по радио: «Близится конец света, он наступит по всему свету, и Ленинградская область не исключение». «Ленинградская область» – это каждая точка на карте. Конец света кругом происходит, а внутри этого всего живут люди.

– Это настоящие репортажи?

– Мне кажется, это все реальные вещи. Даже про конец света, который ожидался 21 декабря. Я запомнил эту дату, потому что готовил спектакль в московском Театре кукол, который, к сожалению, не состоялся. Назывался он «Dream Team апокалипсис». Мы смеялись-смеялись, но машину, полную воды и тушенки, я на всякий случай у театра припарковал.

– По фильму еще создается ощущение, что одна из главных проблем России – это погода. Река холодная течет, снежок все время падает, словно предзнаменование. Реально все время такая погода была во время съемок?

– Ну почему предзнаменование? Мне кажется, это красиво. Настоящий красивый снег.

– В фильме много деталей поисково-спасательной операции. Был ли на съемочной площадке кто-то из консультантов «Лиза алерт»?

– Да, это именно они. Они даже предоставляли свою технику для съемок, а взамен группа оставила им все купленное обмундирование для поисковиков. Это очень странная организация. На волонтерской основе, ничего не зарабатывая на этом, ищут людей. Приводилась статистика, что 80% этих поисков – успешные.

– Ваш персонаж, несмотря на весь драматизм ситуации, смешной – сатира на средний класс, православные корпорации. Вам что больше понравилось играть – комедию или сцены из супружеской жизни?

– У Звягинцева особо не поиграешь в комедию, если он этого не закладывает в текст. Я счастлив, если персонаж хоть немного вызывает симпатию. Это же узнаваемая ситуация. Любой человек, который хоть раз в жизни был в серьезных продолжительных отношениях, понимает, что расставание примерно так и выглядит. Через какое-то время люди начинают друг друга изводить.

– Какие отношения у вас с текстом? Есть трудные моменты? Или, наоборот, фразы, которые берешь с удовольствием, и понятно, что они войдут в обиход – как «непроглядная полная говножопа».

– Вот видите, как вы ловко округлили это выражение, гораздо более красиво, чем «полная говна жопа», например.

– А расскажите про отношение персонажей к моменту потери. Почему родители теряют мальчика из виду, что их отвлекает?

– Я слышал столько умных версий с приведением в пример разнообразных притч, книг, философских теорий. Лично у меня ассоциативный такой образ, что это история про агнца, которого в жертву принесли, а ничего не случилось.